Исследования памятников эпохи бронзы – раннего железа в районе Звенигорода - Страница 2
Индекс материала
Исследования памятников эпохи бронзы – раннего железа в районе Звенигорода
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Все страницы
Небольшая пока серия радиоуглеродных датировок указывает на то, что поселение функционировало в рамках хронологического интервала 3600 – 3900 радиоуглеродных лет (от наших дней, то есть от 1950 года). О скотоводстве свидетельствуют немногочисленные костные останки крупного рогатого скота. Палеоботанические данные указывают на трансформацию растительных сообществ. В период жизни поселения: происходило сокращение лесов и увеличение открытых пространств – в первую очередь лугов, и, видимо, существовали поля, где выращивались культурные злаки. (Александровский, 2008; Кренке и др., 2008; Панин, 2008; Спиридонова, 2008). Проведенные специальные поиски на местах случайных находок фатьяновской керамики в пределах звенигородского течения Москвы-реки (Власово, Агафоново ) пока не привели к открытию новых поселений. Геоморфологическая приуроченность этих находок очень симптоматична. Они обнаружены в пойме, где имеются её старовозрастные участки. Эти случайные находки керамики, аналогичные керамике поселения РАНИС-пойма, с большой долей вероятности можно трактовать как «шлейф» поселений, которые либо ещё не найдены, либо разрушены. Расстояние между пунктами находок в Агафоново и Власово (№№ 14 и 15 на илл. 1) очень невелико – всего лишь 4 км. Если принять эту дистанцию за размер «шага» системы расселения, то тогда следует предполагать, что сеть поселенческих памятников в пределах долины была очень густой. На отрезке течения Москвы-реки от Агафоново до Николиной горы (РАНИС) можно ожидать около 10 пунктов. Пока же между этими крайними точками известно лишь около двух десятков мест находок каменных топоров и могильник возле села Луцино. При этом надо иметь в виду, что часть топоров, может относиться к следующему этапу – финалу бронзового века. Важно отметить, что большинство из этих находок, как и Луцинский могильник, приурочены к высоким берегам. Возможно, обнаружение топоров на более высоких относительно поймы уровнях долины отражает характер хозяйственной деятельности – сведение лесов по кромке коренных берегов. Концентрация находок топоров в районе города Звенигорода, возле устья р. Сторожки может объясняться более высокой «плотностью наблюдений» на этом участке. Допустимо и другое объяснение. Обилие археологических памятников железного века и более поздних на данном участке (и, соответственно, масштабы проведенных археологических работ) может объясняться тем, что хозяйственное освоение данного отрезка речной долины началось уже в среднем бронзовом веке и затем шло по возрастающей. То есть выявленная концентрация находок в районе Звенигорода отражает реальную повышенную плотность освоения этого участка в бронзовом веке. Аналогичное явление было прослежено в микрорегионе Царицыно в Москве (Археология парка Царицыно, 2008). В округе Звенигорода удалось обследовать ряд памятников, которые дали материал, занимающий хронологическую позицию между фатьяновской культурой бронзового века и дьяковской культурой железного века. Эти памятники характеризует, в первую очередь, наличие кремневой индустрии, каменных топоров и отходов их производства, керамика с текстильными отпечатками.