Исследования памятников эпохи бронзы – раннего железа в районе Звенигорода - Страница 8
Индекс материала
Исследования памятников эпохи бронзы – раннего железа в районе Звенигорода
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Все страницы
На поверхности внутреннего вала были обнаружены фрагменты железного стержня (илл. 6, 2) и биметаллического (железо + бронза) навершия булавки, украшенной двойной спиралью (илл. 6, 1). Литейная форма от сходной булавки была найдена в погребенной почве на площадке Дьякова городища в Москве (Кренке, Тавлинцева, 2002). Аналогии подобным булавкам есть в древностях Восточной Европы и Северного Кавказа конца II тыс. до н.э. – VII в. до.н. (Козенкова, 1977; 1998; Патрушев, 1984, рис. 25; Смирнова, 2006, рис. 5). Характерным предметом является также бронзовая нашивка-лунница из шурфа 2 (илл. 6, 3). Близкие вещи были найдены в Старшем Ахмыловском могильнике (Патрушев, 1984, рис. 26, 1). Особенности оборонительной системы поселения (рвы без валов) имеют хронологическое значение. На поселении Царицыно 1 (с аналогичным керамическим материалом) со дна рва была получена серия образцов угля возрастом около 2500 радиоуглеродных лет (Археология парка Царицыно, 2008, табл. 9), что при пересчете в календарные годы указывает на VII-VI вв. до н.э. Таким образом, можно предварительно предполагать, что на памятнике интенсивная жизнедеятельность происходила примерно в VII-VI вв. до н.э. Характерной особенностью городища Дютьково является то, что оно относится к так называемым парным городищам. Рядом с ним находится гораздо более значительный памятник – городище у Саввино-Сторожевского монастыря. Таких пар городищ в Подмосковье известно несколько. Например, городища Спас-Тушинское и Спас-Тушинское-2; Луковня и Луковня-2. Во всех случаях меньшие городища в парах оказались более древними. Возможно, что загадка сосуществования таких пар объясняется просто – сначала были сооружены маленькие городища, порой укрепленные одними рвами, затем их сменяют большие со сложной системой фортификации. При этом на маленьких городищах какая-то форма жизнедеятельности продолжалась. К раннедьяковскому времени V-III вв. до н.э. относятся несколько фрагментов текстильной керамики, орнаментированной округлыми ямками с коническим профилем и характерной профилировкой верхней части горшка (слабовогнутый профиль, венчик не выделен) и железный наконечник стрелы (илл. 6, 15, 5), аналогичный найденным в предматериковом слое Троицкого городища (Крис, 1970, табл. 9). На городище Дютьково в шурфе 1 на площадке была найдена единичная гладкостенная профилированная керамика, орнаментированная пальцевыми защипами (илл. 6, 16), характерная для первых веков н.э. Уникальной находкой стал клад бронзовых украшений из шурфа 1 , состоящий из пяти умбоновидных подвесок (илл. 7, 1-5), серии скорлупообразных бляшек (илл. 7, 6,7), бронзовых бусин (илл. 7, 8, 9), дугообразных нашивок (илл. 7, 12, 13), двух стеклянных бусин (илл. 7, 10, 11) и маленьких колечек (илл. 7, 15), которых было найдено около 500. Большинство предметов клада залегали компактной группой в пределах одного м² на незначительной глубине от поверхности (20-30 см). Детальной публикации этой находки будет посвящена отдельная статья. Сейчас же нужно отметить, что с учетом датировки аналогий (Смирнов, 1974, с. 49), стратиграфии и хронологии Дьякова городища, датировку клада можно ориентировочно отнести к I-II в. н.э. По-видимому, это была одна вещь, спрятанная на площадке памятника. От органической основы украшения сохранились лишь остатки нитей между колечками. Остеологическая коллекция памятника пока очень мала, тем не менее, обращает на себя внимание высокий процент диких животных (приложение 2), что может указывать на какую-то функциональную специфику поселения.